Свежие комментарии

  • Наталья Давыдова
    Хороший рассказ,спасибо!!!!ЧУДИЩЕ
  • Наталья Давыдова
    Спасибо.Голод
  • Наталья Давыдова
    Повезло Цезарю с Людьми!!! Здоровья им всем!!!Как обрел друга

Всегда на стороне человека

Всегда на стороне человека

Перед входом на агору, прямо посреди проезжей части, опираясь на палку, стояла бабушка. Безмятежно разговаривала по мобильному телефону. Водители, с трудом избегая столкновения, громко сигналили, ругались. Наконец она отреагировала: оторвалась от трубки, воздела клюку вверх, и завопила: «Вы все – неврастеники! Неврастеники! Тут нет ни одного спокойного человека – кроме меня!»

***

Прокопий сидит близ своего прилавка со специальным недовольным видом художественного руководителя или тренера (скрещенные руки, напряженный взгляд, закушенная губа), покуда его помощница Зои, надрываясь, орёт: «Анчоус по три! Берите анчоуса по три!» 

Дождавшись паузы, Прокопий подходит к ней и негромко инструктирует:

– Ты просишь, а должна зазывать. Понимаешь разницу? Потом. Где твой пыл? Тде твой пыл, я тебя спрашиваю? Где фантазия? Наша конкурентка Мирто заявила, что ее анчоус – в плавках. Так? Каков наш ход? Правильно! Кричи, что наш анчоус – в стрингах!

***

– Апельсины должны быть тяжелые, так ты узнаешь, есть ли в них сок, – объяснял Нектарий госпоже Мирто суть вещей. 

– Почему у меня нет нектаринов и персиков? Потому что они были превосходные и сразу кончились!

***

Сентябрьские розы пахнут не розами, а простой травой, но тени все еще по-летнему неглубокие.

Рядом с рынком в кафе под зонтиками расположился «тихий народ» – пожилые дамы, пьющие кофий и наблюдающие за жизнью с безопасной дистанции, в тенистой тишине. Они по очереди рассказывают свои истории, слагают пенсионерский греческий декамерон.

Сегодня был черед госпожи Стильяни делиться воспоминаниями:

– Жарко, – начала она издалека, как опытный новеллист, – но это ничего! Когда я работала в таверне в Ламии, вот где была жара. Шесть сковородок одновременно! Сам Микис Теодоракис приходил на кухню меня благодарить.

– Что он ел? Что ему понравилось? – разволновались дамы.

– Ел все, но по чуть-чуть.

Стильяни отставляет чашку с кофе, чтобы было удобнее жестикулировать, и продолжает:

– Но то Ламия. А как я работала на Скопелосе. Пришлось изображать глухонемую итальянку – их стряпуха-сицилийка заболела, попросили меня. Я им – «да я не умею итальянское», а они мне – «ничего, Стильяни, научишься!»

– А почему глухонемую? – встревает госпожа Афанасия.

– Гости-итальянцы хотели благодарить. Нельзя было признаться, что готовит гречанка: ресторан-то итальянский! Поэтому меня показывали им в окно, и максимум, что мне разрешалось, – улыбаться и посылать им воздушные поцелуи. А мне так хотелось их обнять! Особенно, когда они кричали мне – «мамма, ла мамма!»

Глаза Стильяни влажнеют. Она вытирает их крепкой рукой, которая, по ее собственным словам, «никогда не устает, поскольку много работала».

– Признайся, ты шутишь? – допытывается Антония.

– Конечно, нет, – удивляется вопросу Стильяни. – Ресторан «Калипсо».

***

… Господин Костас, рыбник, что-то прокричал мне издалека. Я не разобрала, мне показалось, что он спросил что-то странное, мол, что у меня в руке.

– Что у тебя в руке? – снова проорал Костас.

В полном недоумении уставилась на свою руку. В ней был целлофановый мешок с тремя большими помидорами.

– Помидоры. – говорю.

– Я так и знал! Розовые?

– Розовые.

– А где ты их купила?

– У Афины, той, что рядом с Нектарием.

– Ну надо же! Ведь я обожаю розовые помидоры, – Костас раздражался все больше. – Афина это знает! Должна знать! Мне она сказала, что они у нее кончились! Я ведь ей – и лучшую рыбу, и лучшие цены, а она так со мной!

– Господин Костас, – сказала я, – разрешите подарить вам эти помидоры. Для меня они совсем не так важны, как для вас.

Костас мгновенно стих.

– Не надо! – вскинул голову он. – Во-первых, у меня есть гордость. А во-вторых, – свой огород! Мне важна человеческая благодарность!

С одной стороны, грустно думать, что тебя не будет, а здесь ничего не изменится. Но, с другой стороны, это хорошо. Хорошо, когда существует что-то, что живет само по себе, вне добра и зла, и это что-то – всегда на стороне человека.

Соскучилась по агоре.

текст
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх