На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Ольга Гулагина (Шавкунова)
    Не нужны!!Я считаю, что теп...
  • ольга
    Это мужчинам на западе свобода. Нужно помогать с внуками,родители, начинают болеть, через какое-то время и сам уже по...Потрясающая цитат...
  • Лариса Воронина
    Все абсолютно правильно....Огромное спасибо!Потрясающая цитат...

Летите голуби, летите

В бытность СССР в системе ВВС существовала достаточно распространенная практика - время от времени отправлять какой-нибудь транспортный самолет на продолжительную работу в дальние страны.

Крылатая машина банально сдавалась в долгосрочную аренду, зачастую, вместе с экипажем. Страна, таким образом, зарабатывала деньги-валюту, и весьма приличные.

Или под видом оказания гуманитарной помощи братским народам Ближнего (или не очень ближнего, а, откровенно говоря, весьма дальнего) Востока, а также племенным вождям и родовым старейшинам необъятной Африки, выкатывался красивый и недавно покрашенный самолетик. Причем весьма частенько далеко не первой свежести, который переходил в их долговременное пользование (читай - постоянное) за смутные обещание пойти по социалистическому пути развития.

Так же Советский Союз в качестве шефской помощи на безвозмездной основе (то есть, даром) периодически предоставлял для местного «пещерного и относительно дикого населения», поголовно проживающего в эпохе устойчивого и беспросветного первобытно-общинного строя или частично - в зачатках раннего феодализма, невиданное летающее чудо в виде остродефицитного транспортного средства  типа авиалайнер. Экзотика, куда деваться? А так же мощный агитационный локомотив, который по задумке руководства страны должен был вытащить эти самые народы в светлое будущее …и, желательно, в социалистическое.

Самолет, как правило, уходил вместе с экипажем на несколько лет в бессрочную командировку и эксплуатировался весьма жестоко, с постоянным нарушением всех мыслимых и немыслимых правил и запретов. То есть – взлет с кошмарным перегрузом и нарушенной центровкой, полет на сверхмалой высоте в условиях нулевой видимости, заправка некачественным топливом, которое с авиационным керосином имеет относительно-приблизительную похожую консистенцию и родственный запах, но не более того. А также  посадка с диким креном и запредельными ударными перегрузками на неподготовленные площадки с раскисшей от беспросветных дождей почвой, которые назывались издевательски-помпезно и весьма неожиданно – аэропорт. Во как! Аэропорт, куда деваться?

Справедливости ради, на Руси-матушке такие буераки и косогоры «пахотным полем» назвать-то язык не всегда поворачивался. А там «это» - аэропорт! Да еще и чуть ли не международного значения. Обалдеть! Ну да ладно, выбирать все равно не приходится.

Тем не менее, летали, жили (или, вернее сказать, выживали), помогали местному населению по мере сил и возможностей. «Для галочки» продвигали идею преимущества коллективного выращивания бананов и создания на ананасовых полях прототипов колхозов и совхозов, разбрасывали графические листовки с призывом к местному населению отказаться от такого гастрономического пристрастия как людоедство и т.д., и т.п. Короче, зарабатывали валюту для своей страны и для себя любимых как могли и как умели, всеми возможными и доступными способами и средствами. Законными, естественно.

Экипажи самолетов с течением времени, проведенным в «полевых условиях», постепенно «дичали» - ребята переставали бриться, мыться, чистить зубы и соблюдать элементарные правила безопасности полетов. Штурманы прокладывали курс уже не по картам, а фактически по глобусу или на глазок, по ветру, по миграционным тропам животных, по запаху крупных городов, по руслу рек, по звездам, и методом «научного тыка», наконец. А наземная инженерно-техническая служба, перманентно деградируя, авторитетно и безусловно оценивала исправное состояние борта, тупо по его наличию – есть на стоянке, доковылял родимый, не развалился при посадке, значит исправен. Если не прилетел, значит, неисправен. Логично? То-то!

Время от времени заботливая Родина вспоминала о своих сыновьях, откомандированных на забытые Богом задворки планеты Земля и периодически меняла обалдевшую от неописуемого счастья команду летчиков вместе с наземной службой, а самолет оставался служить и работать дальше. Он «железный», еще потерпит.

Возвращение под крыло развитой цивилизации было весьма своевременным. Т.к. некоторые парни, окончательно деградируя, не сливались с матушкой природой, по ночам громко воя на Луну и ловко карабкаясь по пальмовым стволам с голой задницей в поисках спелых кокосов лишь по причине наличия жалких остатков некогда железной силы воли, воинской дисциплины, прошитой на генетическом уровне, и убежденном партийном самосознании.

Шутки шутками, но малярией переболели очень многие. А сколько ребят осталось без зубной эмали после необдуманного пристрастия к дефицитным на далекой Родине ананасам?! Много, очень много! Дорвались до вкусненького, называется.

На смену «одичавшим» ребятам, готовым не колеблясь заплатить все свои финансовые сбережения только за одну возможность убраться отсюда, СССР заботливо присылал очередную партию «счастливцев», позарившихся на «длинный» рубль в виде дополнительной зарплаты и командировочных выплат в свободно конвертируемой валюте или в чеках «Внешпосылторга».

Материальный стимул – великая сила, что ни говори! Как в старой песенке: «А я еду… а я еду за деньгами! За туманом едут только дураки!» …не говоря уже про тех, кто едет за эфемерным «запахом тайги». ЭнтузиазЬм, едрить его через колено, конечно, хорошо, но финансовую составляющую тоже забывать нельзя! Заработанные денежки потом еще ой как пригодятся, здоровье поддерживать, потрепанное и подорванное в экзотических командировках.

Когда состояние сносно летающей техники, начинало волновать даже уже видавших виды и монопенисно настроенных ребят (например: при посадке приборная доска вываливалась из креплений прямо на летчиков), изношенные и «задроченные в дугу» самолеты под негодующие вопли местных аборигенов изымались из обращения и отзывались на историческую Родину с целью приведения потрепанного борта в более-менее потребное состояние.

А в каком состоянии приходили данные самолеты? Мама дорогая! Для очередного примера: в ТЭЧ – технико-эксплутационная часть, ждут прибытие Ан-12, который бороздил просторы воздушного океана над Индией так давно, что его (самолет, в смысле) уже перекрасили в цвета Индийских ВВС, считая чуть ли не основной боевой единицей страны бенгальских тигров и многосерийных музыкальных фильмов про потерянных в детстве близких родственников.

Стоит отметить, что советский экипаж Ан-12 жил не хуже местных махараджей. Всех и каждого уважительно называли «мистер» и «сэр». В перерывах между полетами ребят возили на относительно приличном джипе, а среду постоянного обитания определили в каком-то не совсем разрушенном дворце, в котором даже функционировал исправный туалет – невиданная роскошь для Индии.

Более того, каждого русского парня снабдили персональным кондиционером – приставили местного пацанчика с веером на длинной бамбуковой палке, который таскался след-в-след, подобострастно дышал в спину, приветливо улыбался и старательно махал драным веником, который «в девичестве» был хвостом местного павлина, не иначе. Рай на земле, не так ли?

Итак, Родина в очередной раз неожиданно вспомнила про «загулявший где-то» самолет и затребовала незамедлительно явить его перед своими строгими очами с целью досконально осмотреть, пощупать и персонально удостовериться, по какой именно необъяснимой причине, этот самый Ан-12 до сих пор уверенно болтается в воздухе? И, самое главное, почему он не падает?! Хотя, по идее, уже лет несколько назад с чистой совестью и без малейшей претензии данный «Антонов» должен был уже неоднократно вспахать пару гектаров земли и тихо упокоиться бесформенной грудой металла на ближайшей аэродромной свалке.

А он летает и летает, мерзавец дюралюминиевый! Вопреки всем строгим законам физики, аэродинамики и материаловедения летает и не падает, вот что ты будешь делать?! А почему?! Непорядок! Надо разобраться! Может, где-то конструктивно-производственный недостаток затесался, а мы и не знаем? Короче, выяснить и доложить предложения по его устранению …или внедрению?! Короче, выяснить! А там разберемся с областью применения. Потом. Наверное.

Сказано-сделано, под громкие вопли протеста индийской стороны (как-никак единственный современный самолет на ходу, без него в ВВС Индии одни бумажные змеи и воздушные шары остаются и то устаревшей конструкции китайского производства эпохи МудаДзянь), а также под официально озвученную в МИДе угрозу гарантированного охлаждения Советско-Индийских отношений, самолет Ан-12 отбыл на Родину.

Но под исключительно торжественные и клятвенные обещания, что как только будет установлена причина такого невиданного активного долголетия данного самолета, сразу после планового обслуживания, этот Ан-12 будет немедленно возвращен в Индию. А как же иначе?!

В противном случае уязвленная и оскорбленная Индия пригрозила страстно «полюбить» Америку, причем на безальтернативной основе, а в перспективе еще и вступить в НАТО с целью выклянчить себе под это эпохальное событие парочку не сильно «поюзаных» С-130 «Геркулес».

Но вроде договорились. Убедили. Успокоили. Русские поклялись «мамой» и «бля буду», индусы сделали вид, что поверили. В результате высокие стороны удовлетворенно хлопнули по рукам и заверили друг друга в полной любви, взаимопонимании и вечной дружбе, международный конфликт был погашен в самом его начале. Всегда бы так!

Дома, при подлете к аэродрому назначения и обязательном проходе стандартной «коробочки» перед процедурой посадки, беспросветно скучающее от высокоинтеллектуальной работы тело дежурного бойца с биноклем в области глаз, в обязанности которого входит очень ответственная задача – наблюдение за взлетающими и заходящими на посадку бортами, вдруг выдает по радио истошный вопль: «Аварийная посадка Ан-12, зафлюгирован винт второго двигателя!» (Зафлюгирован винт – значит, двигатель самолета не работает, а винт автоматически занимает положение с наименьшим сопротивлением набегающему потоку воздуха, то есть, не вращается). ЧП – чрезвычайное происшествие!

Диспетчер КДП (в обиходе – «вышка»), получив тревожный сигнал о нештатной посадке долгожданного «индийского» борта и понимая, что времени для выяснения всех обстоятельств данной ситуации катастрофически мало, сразу же поднимает по тревоге все аварийные службы аэродрома.

Тем временем, Ан-12 с одним заглушенным двигателем благополучно плюхнулся на бетонку и бодренько покатил на самую дальнюю стоянку аэродрома (пока таможенный досмотр, то да се, ТЭЧ должна освободить ремонтные площади и все такое…), короче, «в отстойник», на карантин.

Следом за ним под душераздирающий вой сирен и многочисленную цветомузыку «мигалок» по аэродрому пронеслась кавалькада из пожарных машин, тягачей, «Скорой помощи» и прочей дребедени, которая по боевому расчету обязана прибывать к месту посадки аварийного борта.

«Индус» спокойненько и даже грациозно зарулил на стоянку, продемонстрировав чудеса завидной маневренности. Затем, еще раз кратковременно рыкнув, «Антошка» заглушил двигатели. Самолет остановился на стоянке как влитой, четко по контрольным меткам, немного клюнув носом.

Пока три «рабочих» винта завершали свободный «выбег», потенциально опасный самолет плотным кольцом окружила стая машин. Пожарная команда шустро размотала рукава и ощетинилась брандсбойдами в полной готовности утопить Ан-12 в потоках воды и объемной пены вплоть по самый кончик киля. Медики из «Скорой помощи» на базе УАЗ-452 приготовили носилки, бинты, шприцы и спирт (правда, без соленых огурцов и копченой колбаски, к сожалению, а жаль). Наступила тревожная пауза. Все замерли в ожидании неизвестности.

В зловещей тишине с противным скрежетом давно не смазанных петель открылся бортовой люк. В его проеме показался бортмеханик самолета, который ловко поставил стремянку. Через некоторое время на бетонку спустился неприлично загорелый член экипажа – возможно, командир (или просто член, кому как нравится).

Недоверчиво и задумчиво посмотрев на многочисленную толпу «встречающих», он буркнул сакраментальную фразу:

- А чего это вы тут все делаете?

В ответ со всех сторон, перебивая и заглушая друг друга, дружно загалдели:

- Ну, как же?! Винт зафлюгирован - аварийная посадка! ЧП! Все живы?! Как остальные ребята?! Никому помощь не нужна?! Двигатель горел или по предельной вибрации отключили?! Слава Богу, обошлось! Почему на КДП не доложили?! В момент посадки произошел отказ двигателя, да?! Не успели среагировать…?! (… и еще много чего)

«Загорелый» скривил губы и недоуменно пожал плечами.

- Да, в принципе, эти «палки» (винт еще «крестом» называют) у нас уже около года стоят. С движком чего-то случилось, а летать надо. В Индии спецов толковых нет, запчастей нет, и времени, чтобы с неисправностью досконально разобраться, тоже нет. Мои парни грешат на агрегат из топливной системы, похоже ёкнулся в хлам, а «обезьяны» в чалмах постоянно просят чего-то перевезти. Не откажешь ведь, они же как дети малые… улыбаются в 32-а зуба… так и летали… топливо даже вроде как бы экономилось, всего на 3-х движках-то пилили…

Пока этот Ан-12 стоял в ТЭЧ (долго стоял, очень долго, самолет оказался убитым «вусмерть»), гостеприимные и приветливые парни из экипажа «русского индуса» много еще чего интересного и занимательного рассказали за бутылочкой беленькой, да и не только за одной. И про полеты над самой поверхностью Индийского океана, когда винты самолета воду вверх поднимают и закручивают её нереально красивым вихрем, про «дичайший перегруз» - когда амортизаторы на шасси на упоры становятся, а самолет, уже проскочив конец ВПП – «взлетки», все никак не может высоту набрать, и ползешь так много-много километров, пока топливо частично не выработается, тогда «Аннушка» облегчится немного и чуть-чуть выше деревьев поднимешься (красиво, но страшно). Рассказали про стоячие места для пассажиров в грузовом отсеке, про то, что некоторые категории женщин в Индии даже человеком не считаются и их, как бездушный груз (ручная кладь или разновидность багажа) оформляют и т.д. и т.п.

В принципе, таких историй у перелетных экипажей «мульён» и еще столько же, но хотелось бы рассказать одну из них, «приземленную» так сказать. Итак, прошу немного внимания. 

Опасная экзотика

С дружественной Кубы на плановый регламент летит наш борт – Ан-26 (небольшой грузопассажирский самолет с откидывающейся рампой - большая дверь в задней части фюзеляжа, на манер пандуса).

Так вот, летит себе, летит, но по весьма сложному маршруту. Оказывается, через океан, который Атлантическим называется и знаменит на весь мир тем, что в его водах покоится небезызвестный «Титаник», самолеты с двумя двигателями «напрямки» прыгать не решаются – опасно это и смерти подобно! Моторчик один ёкнется в самый неподходящий моментик, не дай Бог, конечно, и экипажу остается только обреченно падать в бескрайние воды Атлантики и купаться в них на манер героя Леонардо Ди Каприо, только без малейшей надежды на скорое спасение, всемирную славу и золотого Оскара на уютном камине личного особняка в Голливуде. Sorry, отвлекся.

Итак, этот Ан-26, успешно стартовав на Кубе, поперся себе тихонечко вдоль побережья США в смутной надежде получить гарантированный приют на территории «вероятного друга» в случае чего, упаси господи, тьфу-тьфу и стучу по дереву.

Затем «26-й» дозаправился «под завязку» в Канаде и, собравшись с духом, сиганул через океан именно в том месте, где воды в Атлантике самое наименьшее количество, судя по карте, естественно, то есть – над Гренландией, Исландией, откуда, не загадывавши можно неторопливо доковылять и до старушки Англии. А там, отдышавшись недолго, уж через какой-то сраный Ла-Манш с его несерьезными расстояниями и на «честном слове» переберемся.

Но по закону подлости или по его модному аналогу – «законам Мэрфи», изношенный «донельзя» Ан-26, достаточно бодренько пыхтевший вдоль побережья Северной Америки, неожиданно испугался необъятного простора соленой воды «от горизонта до горизонта» под своим помятым брюхом и неожиданно получил микроинфаркт одного из двигателей.

Сколько экипаж не бился, упорно пытаясь реанимировать не вовремя издохший мотор, ничего не вышло, только скорость и высоту потеряли. Винт «забастовавшего» движка, естественно, зафлюгировался, чтобы создавать наименьшее сопротивление набегающему потоку воздуха, а наш бедолага Ан-26, потерявший за время братской помощи на Кубе значительную часть своей паспортной мощности, начал медленно, но уверенно терять высоту.

Ребята из экипажа были «тертые калачи», к тому же перспектива сниматься в римейке кинофильма «Титаник», причем сразу в эпизоде купания в ледяной воде, их никак не устраивала. Парни благополучно запустили «рушку»-резервный движок (слабенький моторчик с тягой в районе 700 кг., устанавливается на Ан-26 в гондоле шасси для облегчения процедуры взлета и обеспечения автономного электропитания) и тихонько пошлепали «куда-нибудь, где тепло и сухо».

Разворачиваться на Канаду было поздно, валиться на «гостеприимную и плотно заселенную» Гренландию как-то не хотелось, и поэтому, скрипя зубами и часто вспоминая «родную маму», экипаж «26-го» героически дотянул до цивилизованной Исландии, где, запросив аварийную посадку, не скрывая радости, плюхнулся в аэропорту города Кейфлавик.

Стоит отдельно отметить гостеприимство Исландской стороны - наших парней приняли лучше, чем родных. Дали приют, возможность отдышаться, прийти в себя, спокойно осмотреть борт, послать телеграмму на Родину, что «мол, живы и здоровы, но решили погостить, подробности потом». А также написали во всех местных газетах статью о геройских русских парнях, чуть не погибших над Атлантикой, да еще и с большой фотографией «легендарного» Ан-26 на первой полосе и т.д. и т.п.

Экипаж, покопавшись в скоропостижно скончавшемся движке, пришел к неутешительному выводу, что «клиент скорее все-таки безнадежно мертв, чем частично жив» и запросил помощь у Родины.

Родина откликнулась мгновенно. На Чкаловской скоропостижно собрали бригаду «Ух!!!», состоявшую исключительно из высококлассных мастеров своего дела, запихнули их в дежурный самолет, кинули туда новенький двигатель, необходимый инструмент, пару улыбчивых пацанов из «особого отдела» и отправили выручать наших парней из сладко-липких лап «загнивающего» капитализма.

Подпрыгнув на Чкаловской, борт с ремонтниками без приключений и неплановых задержек добрался до Кейфлавика. Где, работая в три смены без перерыва на «пописать и покурить», бригада «Ух!!!» шустренько заменила неисправный движок и, многократно поблагодарив местное население за радушное гостеприимство, забрала домой, на историческую Родину, злосчастный Ан-26 и его экипаж, уже слегка «прифигевший» от уровня и качества полномасштабного «гниения» капиталистической Исландии.

Прибыв на Чкаловскую, «потенциального предателя Родины – Ан-26» загнали в ТЭЧ и стали активно копаться в его внутренностях. Кстати, все ребята из ремонтной бригады дружно и как один, недобрым словом поминали суровый климат Исландии и жуткие ветра в самом Кейфлавике, сетуя на то, что винты Ан-26 молотили как лопасти ветряной мельницы, пока их не привяжешь и не застопоришь. А ремонтникам пришлось менять неисправный двигатель в адских условиях постоянного холода.

Тем не менее, в ВВС служат веселые и адекватные ребята, никто не был в обиде, шла планомерная и неторопливая разборка самолета с традиционными комментариями и шутками, как вдруг в просторном ангаре ТЭЧ раздался душераздирающий вопль и грохот падающего баллона. Все, кто выглянул на шум, увидели, как от «кубинского» Ан-26 хаотично в разные стороны разбегаются все механики и техники. Причем, парни бежали гораздо быстрее, чем на зачетно-итоговых занятиях по физической подготовке. Некоторые вояки пулей взлетели вверх по стремянкам на крыло самолета и плотно скучились на центральной части фюзеляжа, опасливо поглядывая вниз.

Причина установления массового мирового рекорда по бегу на короткие дистанции, а также скалолазанию по абсолютно гладким поверхностям была достаточно неожиданна и весьма нетипична для средней полосы России. Рядом с моментально опустевшим самолетом на сером бетонном полу нервным клубком извивалась огромная змеюка (как потом сказали «знатоки», кобра).

Похоже, что ядовитая гадина полутораметровой длины, решила посетить Родину победившего социализма и самолично убедиться, что гордая и независимая Куба идет по правильному пути развития. Еще дома, на острове Свободы, данная змеюка тайно залезла в технологическое отверстие на откидной рампе Ан-26 и, свернувшись клубочком, банальным «зайцем» сладко проспала весь полет до прибытия самолета в Московскую область на аэродром Чкаловский.

В принципе, вопросов нет, все понятно, но почему эта скотина не сдохла во время перелета над холодной Атлантикой? Или почему она не окочурилась от переохлаждения во время длительного вынужденного стояния в промерзшем и продуваемом насквозь Кейфлавике? Удивительно!

Змеюка, вполне удовлетворенная результатом своего эффектного появления, разражено пошипев больше для приличия, чем корысти ради, и поползав некоторое время по холодному бетонному полу ТЭЧ, нехотя скрылась в отверстии чугунной решетки коллектора. Полезла досыпать, не иначе, досматривать, так сказать, прерванные сны. А может, возникла потребность обжиться на новом месте, и она решила лично проинспектировать свое обширное жилище? Кто знает?

Однако иметь под ногами ползающее и шипящее чудо природы с двумя ядовитыми зубами и находящееся, по всей видимости, не в самом благодушном настроении, в планы ребят из ТЭЧ никак не входило. Согласитесь, их можно понять, не так ли?

Инженеры, техники и механики собрались на импровизированный военный совет. Причем, спонтанно образовалось две фракции. Та фракция, что сидела на крыле самолета Ан-26 была малочисленна, но очень активна Вторая фракция собралась на внутреннем балконе ангара и была многочисленной, но достаточно инертной.

Итак, в ходе обсуждения текущего положения дел, выдвигались следующие предложения по ликвидации незваного гостя в виде кубинской кобры – убить ее из пистолета Макарова (ПМ), который болтался «суточным балластом» на портупее дежурного офицера по ТЭЧ.

Данное предложение было быстро отвергнуто по причине отсутствия снайперов высокого класса, чтобы попасть из «убогого» ПМ в «тоненькую» змеюку. Которая из персональной вредности, естественно, будет несколько «против», чтобы ее банально порешили. Поэтому, к бабке не ходи, будет всячески саботировать данную процедуру методом активного перемещения по коллектору, а запас патронов у дежурного офицера весьма ограничен. Патронов не хватит! Тут не ПМ нужен, а пулемет Калашникова или даже гранатомет, чтобы уж наверняка. Вот!

В результате затею с ПМ признали бесперспективной. После кратких, но бурных дебатов остановились на том, что данную ядовитую скотину надо каким-то образом выманить из коллектора, а затем ошарашить неожиданным и молниеносным ударом тяжелого молотка по башке или пришить ребром лопаты по темечку. И тот и другой способ доходчивого убеждения в нежелательности присутствия этой твари на территории ТЭЧ были приняты почти единогласно.

Для его успешного осуществления осталось найти опытного змеелова, который презрит опасность быть укушенным змеем-искусителем и лично возглавит данную эпохально-гениальную стратегическую операцию. А таковых-то как раз и не находилось! Согласитесь, в Подмосковье такое явление, как полутораметровая "кобра" и прочая невиданная экзотика из разряда ползающих и пресмыкающихся не самое распространенное явление, не так ли?

Посовещавшись еще некоторое время в импровизированной курилке, храбрые, но осторожные воины пришли к однозначному выводу, что от неожиданной и непрошенной квартирантки, прибывшей безбилетным «зайцем» с дружественным визитом вежливости из социалистической Кубы, все же надо как-то избавляться! И чем быстрее, тем лучше, время-то тикает. Но как?

Один из техников, которому больше всех надоело нервно прогуливаться по весьма ограниченной площади крыла Ан-26 и, похоже, изнемогающему от страстного и непреодолимого желания посетить сантехническое заведение под гламурным названием «туалет», неожиданно вспомнил, что в лаборатории кислородного оборудования и высотного спец.снаряжения служит прапорщик с достаточно редким отчеством Абубокарович, который недавно перевелся из Средней Азии.

Толпа ребят из фракции «на балконе» сразу же ринулась искать данного прапорщика. Нашли. Перебивая друг друга и, отчаянно жестикулируя, объяснили ситуацию со змеёй, описали ее особые приметы, повадки и поведение.

Абубокарович задал несколько наводящих вопросов, загадочно поцокал языком, задумчиво покачал головой и неожиданно легко согласился принять участие в отлове и уничтожении непрошенной гостьи, при условии, что механики из рем.мастерской изготовят нехитрое устройство для удобства фиксации заморской красавицы.

В ТЭЧ по определению масса всевозможный мастерских и классных мастеров на все руки, поэтому, взяв за основу черенок от лопаты, к нему быстро «примастрячили» толстенную сталистую проволоку, которую изогнули каким-то хитрым способом, в полном соответствии с пожеланиями Абубокаровича. Осмотрев «инструмент», наш «змеелов» остался доволен.

В помощь ему нашлась пара-тройка добровольцев-камикадзе, которые, разобрав лопаты, багры и прочий шанцевый инструмент с ближайших пожарных щитов, натянув на руки резиновые диэлектрические перчатки «по локоть», начали осторожно поднимать напольные чугунные решетки коллектора в поисках затаившейся змеюки.

Кобра, почуяв недобрые намерения презренных людишек, подалась в бега, но ее попытки скрытно смыться в канализацию, были безжалостно пресечены куском толстой фанеры, который надежно перекрыл пути к отступлению.

Громко шипя и активно бросаясь в приступе злобной ярости, змеюка отчаянно боролась за право «безвизового» проживания на территории Советского Союза, в качестве основного аргумента всячески напирая на социалистическую направленность политического курса Кубы, ведомую к неизбежной победе коммунизма под руководством великого коменданте Фиделя Кастро. Она даже намекала на некую родственную близость к старому ужу, проживающему на задворках особняка Кубинского лидера, но это ей не помогло. Бригада змееловов была решительно против любого проявления всевозможного вида блата и кумовства.

Загнав гадину в небольшой участок коллектора, ограниченный кусками фанеры, техники и механики приступили к завершающей стадии грандиозной операции под кодовым названием «Мангуст».

Змея тем временем решила дорого продать свою жизнь. Она сжималась как пружина и мощно бросалась на людей с открытой пастью и горящими глазенками. Ребята-змееловы, не привыкшие к такому откровенно страшному зрелищу, периодически роняли куски фанеры и панически отпрыгивали прочь. Инстинкт сохранения, знаете ли... Их никто не осуждал, а только подбадривали. Больше всех старался подбадривать техник, хаотично бегающий по крылу самолета. Он отчаянно пританцовывал на фюзеляже и периодически хватал себя руками за причинное место. Парень отчаянно хотел в туалет, поймите правильно и будьте великодушны, а под его ногами, то есть под крылом самолета развернулось настоящее кровавое сафари, где в принципе шансы были равными как у загонщиков, так и у зверя - или они тебя, или ты их. Попробовать на себе остроту змеиных зубов и действии экзотического яда, желающих не находилось. Все предельно осторожничали …и это правильно. Но охота заметно затягивалась.

Наконец, прапорщик Абубокарович внял мольбам страждущего на крыле техника. Хитрым изгибом проволоки своей «приспособы» он ловким движением придавил змеюку к бетонному полу в глубине коллектора. Затем Абубакарович резко вытянул свободную руку в сторону от себя и несколько раз требовательно сжал воздух пальцами. Ему сразу же передали штыковую лопату.

Старательно прицелившись, прапорщик нанес «точечный» удар. Техник, сидевший на крыле Ан-26, досконально удостоверившись, что ядовитый враг повержен, быстро спустился с самолета и, обгоняя собственную тень, метнулся в туалет.

В это время под восторженные возгласы «зрителей» и активных участников охоты героический прапорщик вытащил из коллектора бездыханную «колбаску», которая вытянувшись в ровную линию, действительно впечатляла своими весьма приличными размерами.

Как потом рассказывали знакомые ребята из ТЭЧ, Абубакарович смастерил из трофейной кожи этой змеи удивительно красивый самодельный галстук …или поясной ремень.

Точно сказать не могу, т.к. я уехал поступать в академию, а концовка этой памятной истории с участием экзотической змеи всегда имела две различные версии финала – галстук или ремень!

Выбирайте, кому, какой больше нравится…

© Алекс Сидоров

Картина дня

наверх