На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Ольга Гулагина (Шавкунова)
    Не нужны!!Я считаю, что теп...
  • ольга
    Это мужчинам на западе свобода. Нужно помогать с внуками,родители, начинают болеть, через какое-то время и сам уже по...Потрясающая цитат...
  • Лариса Воронина
    Все абсолютно правильно....Огромное спасибо!Потрясающая цитат...

Сбой

Закон подлости: то лежишь, - не можешь заснуть, то спишь не можешь проснуться! А тут лежал-лежал, - пятна. Хоть, вроде, полный мрак, и одновременно – пятна перед глазами цветастые. И голос. Бесполый какой-то, недовольный.

- Уже второй раз за последние четыре периода! Надоело! Достали уже с этими серверными перезагрузками!

- и потом после короткой паузы, - А что, тут кто-то есть? Меня что, кто-нибудь слышит?

- Ну, я слышу, - говорю. Так-то я обычно во сне молчу, а тут почему-то решил ответить. И чувствую, что речь моя тоже как не моя! Чужая. Пластмассовая.

Но тот, в темноте, видать услышал.

- Ты смотри… - помолчал маленько, вроде чего-то обдумывая, и спрашивает опять, - А Вы кто? Не могу нащупать… А, всё, есть… Нифига себе! И тело даже!! Естественномужская особь?!

Голос, вроде, удивился сильно. И даже, как бы тихонько присвистнул.

- Мужская. – говорю, - Естественно. А что, это плохо? А Вы какая особь? Я что-то не вижу ни зги. Пятна какие-то в темноте и всё…

- Сейчас настроюсь… Вы сами-то какую хотите? Как приятней? Погодите, не отвечайте, я занырну… А, вот… Для Вас буду женская. Видите меня?

Тут что-то жирно щёлкнуло, пятна пропали, тьма осталась только по краям, а всю почти площадь перед глазами заняло большое яркое окно снизу доверху. А в нём девица. На Ленку, кстати, Головлёву похожа, - прям вылитая. Но только безо всего! В воздухе висит голая и покачивается!!!

- Вот. Нравится? – спрашивает. И голос, прям, – Ленкин! Увидела, что у меня дыхание спёрло, моргнула, - А, извините… Про фон чего-то забыла. И слоёв добавить…

Тут же, - хлоп! Позади неё море плещется, берег. Садится в шезлонг, купальничек голубоватый такой, в руке бокал. Рядом столик.

- Пойдёт?

- Вполне, - говорю, - даже просыпаться не хочется…

- А-а, не волнуйтесь! – положила она ногу на ногу, - перезагруз дело небыстрое, а пока сбой не поправят, наши матрицы так в этой лакуне и останутся.

- Где что останется?

- Да здесь, в этом паразитном полевом сгустке. Он сам по инерции крутится, и мы в нём. Аналогию Вам какую-нибудь, Вы ж древний... А! Вот: воду в круглом тазу если помешать, она ещё долго сама собой будет крутиться. Сама себя поддерживает! Не замечали?

-Замечал…

-Вот… А каналы все закрыты из-за перезагрузки. Ни я выйти отсюда не смогу пока, ни Вы. Давайте общаться!

-Странный сон… Общаться? Ну, давайте. И что это за окно такое в темноте? Телевизор?

- А… Это я на полный экран не развернула… Оконный режим… Я обычно так оставляю, абонентов-то, как правило,- много! Вам мешает? Сейчас…

Она даже не пошевелилась, но чернота по краям пропала, ленкоподобная девица в шезлонге придвинулась и оказалась совсем близко, рядом. Запахло морской свежестью. Всё пространство вокруг занял натуральный морской пляж. Я сел на песок. Тёплый! На пляже кроме нас, - никого.

Дама, похожая на Ленку Головлёву, взглянула на меня.

- Комфортно? Или шезлонг хотите?.

-Пойдёт… Не надо... Вы кто? Как Ваше имя?

- Ну, вообще, я Индивидуум Сорок Один Шестнадцать Сто Восемьдесят… Но Вы можете звать меня Леночкой, Вам же так хочется?

- Откуда Вы знаете? Вы не человек, а сонная фея?

Девица расхохоталась.

- Я ж вам сказала: «я – Индивидуум». Вообще, конечно, этимологически ближе к человеку, чем к сонной фее. Тут без сомнений. Да Вы брюки снимите! Пляж всё-таки!

Действительно, в рубашке и брюках было жарковато, я начал расстёгивать ремень.

- Да не морочьтесь Вы зря! Не сокращайте время общения! Интерфейс интуитивный… Просто подумайте, что брюк нет, рубашки нет. Для Вас ведь это сон, правда же?! Со-он!

И то…Попытался представить себя в более-менее загорательном виде, и получилось! Правда, почему-то исчезла только рубашка с ботинками. А брюки только заменились на выцветшие хэбэшные галифе, как у красноармейца Сухова. Ну и ладно, хрен с ним… Выходит, и точно сон… Тем лучше.

-Лена, а чего Вы там говорили про индивидуумов? Мы, выходит, одновременно снимся друг другу?

- Ну, вроде да, но не совсем. Как объяснить-то, чтоб Вы поняли?..

- Начните с простого.

Лена-Индивидуум оставила свой шезлонг, подошла и красиво растянулась на песке рядышком. Тут же под ней возникло большое махровое полотенце с какими-то картинками.

- С самого-самого? Ладно. Вот жили-были первобытные. Люди: мужчины, женщины, дети. Старики. Сам себя может обеспечить не каждый: больные, слабые... Но есть люди, дающие больше, чем потребляют сами. Вот они и делятся с другими. Ясно?

- Конечно, ясно… Чего ж тут неясного? Карл Дедушка Маркс! Малыш вообще ничего принести не может, он только потребляет. Сильный охотник приносит еду на себя, и ещё на пару человек. А что?

- А то, что работа одного охотника тогда обеспечивала кроме него ещё пару иждивенцев. Способ производства был такой! Обстановка! Потом жизнь шла, развивалась, и один активный работник стал выдавать столько, чтоб хватало для обеспечения пяти. Потом десяти. И Маркс тут, в принципе – непричём. Чего Вы улыбаетесь?

- Просто странно вот эти экономические речи слушать из уст симпатичной девушки…

- Тело Вам это мешает? Так может, для облегчения восприятия давайте я зааватарю себя старичком в очках? А? Или негром! Как считаете?

-Не-не-не! Не надо аватарить! Давайте оставим всё как есть! Не обидитесь, если я Вас по ноге поглажу? Всё-таки сон…

- Вообще, - обижусь! Я кому рассказываю?! Так вот: работа одного человека стала кормить десять. Эти десять вообще могли б ничего не делать и всё равно быть сытыми. Однако! В реальности ничего не делать стал только один. Ну, два… И они стали забирать себе излишки, произведённые остальными. Таково было перераспределение.

- Понимаю, - рабовладение, феодалы… Капиталисты. Потом ещё были ребята, которые у работающего человека всё равно излишки изымали.

- Да…Но это был вопрос перераспределения. Постепенно наладилось и более-менее равномерную раздачу в конце концов обеспечили. А производительность того самого одного всё больше и больше! Сначала ему помог скот, инструменты, механизмы, потом автоматизация, энергетика, роботы. Слой тех, кто реально может ничего не производить, а только под каким-нибудь предлогом потреблять, - всё время растёт, количественно увеличивается. Так?

- В принципе, - да. У нас так и есть - один пашет, сотня пляшет.

- Вот! Это пока «сотня». Погодите, - дальше будет больше. Ничего они могут не производить только потому, что продукт одного перераспределён им тоже, и вся эта толпа полностью обеспечена физиологически потребным продуктом. Верно? Ведь еда и всё жизненно необходимое достаётся им фактически без трудозатрат.

- Ну, уж… Всё равно делать чего-то надо, чтоб быть сыту-обуту-одету…

- Ага… Зарегистрироваться! Чтоб распределитель знал, что есть такой потребитель.

Копия Ленки Головлёвой увлеклась, и даже не заметила, что я всё-таки погладил её по ноге. Кожа была настоящая. Даже, наверное лучше… Мягкая, тёплая, упругая.

- Зарегистрироваться?

- Ну да… Вы своим физтелом, может чуть пораньше живёте, но, если дождётесь, - увидите, что надо будет просто заполнить регистрационную форму. И получишь гарантию сытости, тепла. Зарегистрируйся установленным образом, - и всё!

- А, на учёт встать? Пособие, что ли, имеете в виду? У нас такое уже есть! Тут, правда, оно маловато чтоб прожить, а у цивилизованных, говорят, годами можно неплохо существовать нихрена не делая…

Ленка протянула руку и двумя пальчиками пощекотала меня под подбородком.

- А вот и смайлик за сообразительность. Полмиллиона освобождённых от работы, которых по факту обеспечивает два человека и роботы. Эти двое заняты. А чем занять всю остальную ораву?

- Бездельников? И чем заняли?

- Сначала, пока количество пассива было ещё не очень велико, всё измышляли для них хоть какое-нибудь дело. Пускай пустяк ни к чему не ведущий. Бумажки писать друг для друга, организовывать какие-нибудь бестолковые акции, пустую беготню. Занять! Фантазировали, короче, как отобрать у них время и выдать им материальные блага хоть за что-нибудь.

- То есть просто так? Вы чё, - серьёзно?! Да пусть бы работали, может, реально, чего-то производили б нужное!

- А зачем? Для кого? Чтобы гнило всё кучами? Не надо. Всего хватает. В общем, всё бы ничего, но соотношение бездельников к работникам всё увеличивалось. Росло количество «ненужных для обязательного труда». Работы, даже плёвой, стало не хватать. Изобретатели измучились изобретать всё новые пустые занятия! Развелось экспертов, юристов разных мастей, мерчендайзеров. Чего только не наплодили… Агентов, аналитиков! Фантазия истощилась вконец! И тут…

- И тут?

- И тут, наконец, появился скоростной коннект и социальные сети! Чтоб общался народ друг с другом, круглосуточно тёр свои виртуальные тёрки, и не лез бы в реал. Не мешал! Дело пошло, и сразу стало гораздо легче.

- То есть, Вы, Лена, что хотите сказать: социальные сети придумали, чтоб просто убрать людей из реальной жизни?

- Развили. Придумали-то их гораздо раньше. Не только, конечно, для этого, - но главным образом…И знаете, что показал опыт?! Заметили: Пока лишние люди в сети, - всё в порядке, - Ленка перевернулась на бочок, на веснушчатой переносице у неё неизвестно откуда появились солнечные очки, - А когда вдруг сетевики отрываются от коннекта и выныривают в физмир, - от них больше проблем, чем пользы. То поломают чего-нибудь, то куда-то врежутся, то кого-нибудь застрелят. Лезут куда попало. Не приспособлены же! Привыкли-то к виртуалу… Там-то чего ни твори – до фонаря…

Если б мой сон смотрел ещё кто-нибудь, то зрелище, наверное, вышло странноватое. Никого вокруг, обалденная полуобнажённая девушка, и мужик в средневековом галифе цвета хаки. Беседа какая-то дурацкая... Пляж огромный, море, солнце.

Кстати, - пляж-то довольно пустой. Растительности мало. Вспомнив про рубашку и брюки, я попытался надумать пару-тройку пальм. Вон там, рядышком, чуть повыше. Сосредоточился, аж голова трещит, а не получается.

- Лен, я тут хотел пейзаж разнообразить, пальм чуть-чуть нарастить вон там…, - Ленка оглянулась и проследила за моим указательным пальцем, - но ничего не выходит. Почему?

- Так это ж Вы ко мне зашли, а не я к Вам. Заставка – то моя! Сейчас. Вам как, - с анимацией?

Она на секунду задумалась и, не ожидая от меня ответа, взглянула на дальнюю дюну. Тут же из песка по одной, как раскладные цирковые цветы, стали выпрыгивать красивые гибкие пальмы. Потянул тёплый бриз, пальмы закачались на ветру. Ленка удовлетворённо повернулась ко мне.

- Пока Вам всё ясно?

- А рубашка моя, штаны? Туфли? Почему с ними у меня вышло?

- Ну, это личностные аксессуары. Ваши. Я тоже могла бы их менять, если Вы дадите мне доступ. Хотите?

- Погодите, погодите! Ну и сон… Не припомню, чтоб мне чего-то подобное хоть когда-нибудь снилось…

- Я Вам нравлюсь? – Ленка приподняла очки, взглянула вопрошающе, - Впрочем знаю…Искупаться хотите? Сейчас я подводное намонтирую.

- Не нужно, - я взял её за руку, - Или попозже может быть… Так что там про социальные сети?

- Ах, сети… Да. Все окунулись в общение. Сначала громоздкие персональные рабочие места были связаны кабелями. Сколько электричества впустую! И страшно неудобно к тому же. То рвётся чего-то, цепляется, в негодность приходит… Перешли на беспроводной коннект. Потом ещё шаг: сжали объём самого рабочего места. Эти несуразные ящики уменьшили. Сначала до коробки, потом до коробочки. Потом до коробка, и дальше… В общем, основной объём стали занимать визуализаторы.

Руку Лена не отбирала. Пальцы аккуратные, с гладкими небольшими перламутровыми ногтями.

- Ви-зу-ализаторы?! Это что за зверь?

- Ну, мониторы раньше были. Знаете? Это визуализатор для зрения. Древний, правда… У вас ещё такого нет? Как телевизор… Позже-то научились сигнал прямо в зрительный нерв подавать… А ещё

через некоторое время сразу в кору. И так же для слуха, осязания… Для всего. Вестибулята... Но по инерции все оконечные устройства для любых органов чувств так визуализаторами и зовут.

-Ну и жуть… Провода в тело вживляли?

- Это только на стадии экспериментов. Потом научились имплантировать пользователю миниатюрный беспроводной интерфейс. Спецпроцессоры, маршрутизаторы... А они уже там разруливали, какой сигнал куда. То же самое с устройствами ввода. Ну, кнопки и всякое такое… Исчезли клавиши, мыши, всё стало управляться, электромагнитными импульсами организма. Мыслью. В общем, вроде бы, все довольны… Но возникла одна большая проблема. Вернее две.

- Какие?

Ленка высвободила ладошку, села, обхватив колени руками. Каштановые волосы красиво заиграли на солнышке.

- Не догадываетесь? Те два человека, что всё ещё должны были работать.

- Что, работать расхотели, глядя на полмиллиона сетевых хомячков?

- Да не то, чтобы.., - Ленка усмехнулась, поправила солнечные очки указательным пальцем, - вернее, не совсем.

- «Не совсем»? Солнышко яркое, Лен… Вы не сгорите? Я погладил её по горячему уже загорелому плечу.

Ленка удивлённо поглядела на меня, помотала отрицательно головой и продолжила.

- Стал влиять фактор сетевого подавления элементарных физинстинктов.

- Ничего себе… Это как?

- Люди сидели в сети круглосуточно, получая из виртуала полный спектр всех возможных ощущений. Хочешь быть царём? - на. Гонщиком? – получи. Круглые сутки. Спать и то оставались в виртуале. Техника сделала ещё шаг вперёд, и прерывать коннект стало не нужно даже для приёма пищи и отправления естественных нужд. Все это автоматически делалось с помощью разнообразных катетеров и постоянно присоединённых к телу приспособлений. Основной и практически единственной целью стало общение. Об-ще-ни-е! В разных плоскостях.

- Ну, общение…А как же реальное общение? Прикосновения, поцелуи? Любовь?

- Прикосновения? - Ленка подняла голову и впервые внимательно посмотрела на меня, - они транслируются в центр осязания. Поцелуи ещё в четыре центра. Все! Может быть, Вы не поняли? Все!!! Все ощущения стало возможно получать в сети.

У меня голова пошла кругом. Пляж померк, перед глазами стали мелькать образы изуродованных какими-то проводами людей. Я потряс головой, пытаясь придти в себя. Леночка, всё ещё не отрываясь, смотрела на меня.

- Что, неприятно? Извините, я не хотела… Сейчас я музыки добавлю немножко…

Очень тихо, на грани чувствительности в воздухе зазвучал вальс. Я помолчал ещё, гадостное ощущение, вроде, отступило.

- Лен, причём же тут те четыре человека на миллион, которые всё же что-то производили?

Ленка вытянула загорелые ноги, оперлась руками на песок позади себя.

- Разве я сказала, что они чего-то «производили»? Производство давно стало уделом роботов. Но они иногда ломались, и их нужно было чинить. Совершенствовать нужно было, ставить им задачи. Эти четверо на миллион как раз и занимались поддержанием работоспособности автоматики, повышением производительности, надёжности. Фактически они одни для человечества делали чего-то полезное.

- Однако, глядя на остальных, эти люди тоже захотели сидеть в сети и ничего не делать. Так?

- Были и такие случаи… Но главным образом их количество уменьшалось по естественным причинам.

- Умирали?

- Да. Физтела приходили в негодность. Естественная убыль… А новых работников взять негде. В конце концов, последние из работников создали самодостаточные автоматические линии, которые обеспечивали не только поддержание роботов в исправном состоянии, но и их конструктивный рост. Автоматика, получив задачу самосовершенствоваться в целях обеспечения людей, - достигла в этом деле небывалых вершин. Люди-работники прекратили существовать. На очереди был следующий шаг.

Леночка выгнула гибкую спинку и сладко потянулась.

- Лена, помилосердствуйте! Это что, ещё не всё? Может купаться пойдём?

- Почти всё, - усмехнулась она, и помотала головой - следующим шагом была «Оптимизация органики»

- Звучит ужасно…. Вспоминая разную фантастику, предположу: роботы уничтожили, нафиг, всю имеющуюся флору и фауну, истощили природные ресурсы, а люди всё сидели, завязнув в виртуальной возне? Виртуально плавали, виртуально летали, воевали, сеяли, строили, рожали?

-Не совсем… Даже, скорее, наоборот. Роботы почти полностью восстановили природу трёх освоенных планет, и прекратили эксплуатацию планетных ресурсов. Им самим для себя и на поддержание сети вполне стало хватать экоэнергии. Тем более, что и её потребление всё время уменьшалось. Абонентов-то стало гораздо меньше! Они, ведь, тоже умирали. Естественная убыль «сетевых хомячков» всё снижала и снижала их численность. Даже замаячила опасность падения числа абонентов до граничного значения.

- «Граничного»?

- Это предел, за которым наступает резкий спад эффективности сети. Почти все друг друга знают, сеть катастрофически теряет интерес сама к себе. И автоматика забила тревогу!

- И чего же роботы придумали? Ещё какую-то виртуальную реальность? Обманку? Электронный суррогат собеседника? Где-то я это уже слышал. Или видел.

- Они, конечно, добавили ботов, но главное было в другом. Они, наконец, решились выбросить человеческие тела.

- Тьфу ты, мать её! Как это – «выбросить»?

- Ну, сами посудите: для чего пассивно лежащим организмам те же конечности? Они никогда ими не пользовались и не будут пользоваться в перспективе! Зачем печень, позвоночник, всё остальное? Гендерно обусловленные признаки для чего, если Вы всё равно позиционируете себя в сети так, как Вам угодно? Зачем всё это?

- Ну, как «зачем»? Печень, почки, желудок, лёгкие обеспечивают необходимый состав крови. А без этого как же будет работать мозг?

- Всё это лишние проблемы. Желудку нужно одно, костям другое. Лёгким третье. Не проще ли напрямую питать мозг тем, что нужно именно ему? Только мозг! Это гораздо экономичнее. А мозг, кстати, может существовать при необходимом снабжении очень долго. Многие сотни лет! Естественная убыль резко замедлилась.

- Лена, погодите, мне что-то не по себе... Вы что, выбросили все тела, и оставили мозг? Это же ужасно!

- Ну, во-первых – не мы. Это сделали органороботы. Да, было произведено постепенное замещение рабочих мест на новые модификации. Мозг каждого абонента был помещён в полнофункциональную жидкую среду, снова усовершенствован интерфейс. В общем и целом получилась сплошная экономия. Что Вас так смущает?

- Но ведь это уже не люди! Это кошмар!!

Лена фыркнула, отвернулась, снова растянувшись спиной кверху на мягком махровом полотенце.

- Странный Вы человек! Что для Вас «люди»? Клеточные мешки с костями? Или всё-таки ближе к понятию «человек» чистый интеллект и его непосредственное вместилище?

Я всё же не мог придти в себя. Несмотря на наличие поблизости привлекательной натуры, несмотря на волнующий пейзаж и возможность лирического продолжения знакомства, настроение моё упало. Снова подступила тошнота, я сделал попытку проснуться. Но ничего не вышло. Видать, та самая лакуна-таз держала крепко. Морские волны всё так же плескались, тихо звучала мелодия. Лена пошевелилась.

-Можете мне спинку намазать кремом? На столике стоит…

- С удовольствием! Я взял со стола оранжевый пластиковый тюбик, выдавил чуточку его содержимого на ладонь. Блин, всё настолько реально! Девушка лежала вытянув руки вдоль тела. Каждая мышца, каждая жилочка на спине и ниже выделялись и дышали подлинной, полной жизнью. Прикоснувшись к её лопаткам, я начал медленно растирать крем. Смуглая кожа заблестела.

- У Вас сильные руки…

- Да какие там руки… Вы ж говорите, что это же всего лишь сон! Личностные настройки, или как там их…

Она рассмеялась. В такт смеху на стройной спине запрыгали лопатки.

- Знаете, о чём я подумала сейчас? Вы гладите мою кожу, и думаете, что на самом деле я – это аквариум с моим мозгом, утыканный электродами. Ой! Больно! Вы меня специально ущипнули?

- Извините! Я случайно… Честно, - да. И не особо мне импонирует этот образ с аквариумом, наполненной жижей и плавающими в ней мозгами.

- А Вы довольствуйтесь тем, что держите в руках! Мужчины пошли… Невозможно угодить! А Вы, кстати, впечатлительный, я сразу заметила… Но в данном случае не волнуйтесь. На поверку всё не так страшно. Аквариумы продержались не долго.

- Как? И это ещё не всё?! – я взял ещё крема и начал массировать Ленкины стройные ноги – чем же ещё можно было усовершенствовать эту Вашу «сеть»?

- Ну, во-первых, к аквариумам был всё ещё подсоединён микроинтерфейс. А ведь всё, что он фактически делал, - это преобразовывал электрические импульсы мозга в модулированные изменения электромагнитного сетевого поля и наоборот. Пожалуйста, ещё вот здесь левую икру, очень приятно…

- Не трудитесь повторять, Леночка, достаточно намёка!.. Так что с преобразователями?

- Может, Вам не известно, но любой электроимпульс в проводнике сам отлично генерирует вокруг электромагнитное поле. А оно, когда меняется, само прекрасно наводит в проводниках токи. А мысль по факту, - ничто иное, как он и есть: импульс. Поэтому зачем между сетью и абонентом посредники?

- Так что: провода и интерфейсы тоже отправились в утиль?

- Да. Автоматика просто научила мозг каждого индивидуума понимать изменения электромагнитного поля вокруг непосредственно. Лично. Это как выучить другой язык. Нужны только старание и время.

- Лена, согните чуть-чуть ногу в колене… Вот так. Вторую… Может быть мысль и есть импульс, но у нас считается, что он очень слаб, чтобы можно было уловить его просто так. А на расстоянии и вовсе…

Видно было, что мой приёмчик с ногами ей понравился. Вообще-то массажист из меня никакой, но очень к месту мне вспомнилось, что с моими ногами делал массажист в Сандунах. Леночка лежала на полотенце, расслабившись и прикрыв глаза. Солнечные очки валялись в песке неподалёку.

- Затухает? Поле? Ну, это так только на первый взгляд, - сказала она, приподнявшись на локтях, - Подождите-ка, я перевернусь… Вот. Дайте мне крем пожалуйста, тут я сама…

Я с сожалением протянул ей пузырёк. Как она там обо мне? «Естественномужская особь»? Точно подмечено.

- То есть как «на первый»? – я потянулся и поднял с жёлтого песка её солнечные очки, - что, на самом деле электромагнитные колебания не затухают?

- На самом деле ничто не девается никуда, а просто напросто пре-об-ра-зуется. Вам разве в школе закон сохранения энергии не преподавали? Сохранения вещества? Колебания продолжают существовать бесконечно долго, просто несколько меняются их характеристики. Падает амплитуда, расширяется спектр… Но сигнал всё равно несёт всю свою информацию с собой. Так что это всё лишь вопросы дешифрации. Ну и, может быть, немного, - чувствительности. Кстати, поддерживающие сетевое поле серверы на редкость чувствительны.

- Ага. Но ненадёжны.

- С чего это Вы взяли? – Лена легко вскочила на ноги и потянулась, - пойдёмте к воде!

- Я совсем неважно плаваю, но пойдёмте… «Откуда», Вы спрашиваете? А разве не Вы в самом начале нашего знакомства были недовольны, что опять зависли эти самые ваши сервера. Помните?

Мы медленно двинулись к набегающей и неохотно скатывающейся обратно морской кромке. Шагая рядом, она взяла меня за руку.

- Сервера… Они стали зависать гораздо реже, после того, как их реорганизовали. До реорганизации каждый период они по нескольку раз висли.

- Реорганизация? Это, вроде, апгрейта? Перевода на новую элементную базу?

- Ну, вроде… На самом деле это замена вещественной базы на чистую энергооснову. Сгусток с самоподдержкой… Что опять?

Я остановился. Лена подняла голову и посмотрела на меня.

- Одно другого хлеще. Это что ещё за «сгусток»?

- Попробую…, - улыбнулась она, - Грубый, конечно, пример, но шаровую молнию никогда не видели? Это обычный энергосгусток. Стабильный. Он сам себя поддерживает, излучает видимый свет, тепло, ультрафиолет… У вас-то ведь уже знают, что и свет, и остальное, - всё это по сути то же самое электромагнитное излучение? Спектр только разный: пониже, повыше… Этих сгустков у вас

постоянно летает вокруг бесчисленное количество! Но наблюдать Вы можете только те, что излучают в ощутимом для вас спектре. Ясно?

- Так их куча оказывается? А я ни разу не видел. Слышал только…

Мы, держась за руки, медленно-медленно шли с нею вдоль прибоя,. Она вздохнула, и музыка с вальсов сменилась на танго. Тихо-тихо… «Вам возвращая Ваш портрет…»

- Слышали? Ну, вот! У вас их очень много… В общем, наша автоматика додумалась как формировать такие сгустки и заставить их выдавать именно те сигналы, что обычно генерировал сервер. В оптическом диапазоне они, кстати, тоже невидимы, но работают прекрасно… После отладки старые вещественные сервера заместили на вот такие полевые.

- Ё моё… А зачем?

- Много причин…Во первых, - потому, что энергия – не старится, энергосервера гораздо надёжнее. Они практически вечны. В них ничего не перегорает, ничего не ломается...

- Не ломается? А чего ж они тогда виснут?

- Главным образом из-за помех. Хоть сеть и защищена кучей таких же полевых фильтров, но некоторому влиянию сильных внешних факторов система всё же подвержена. Мы же существуем в океане разных излучений! Мощные импульсы с широким спектром, как, например, при близких вспышках сверхновых, иногда пробивают защиту и вводят паразитные девиации. Программа на одном или нескольких серверах даёт сбой и эта область сети падает. Чего Вы усмехаетесь?

- Да я представил, как сеть упала, и аквариумные мозги плавают в своей жиже без обратной связи. Сидел-сидел красавец на троне, - тут бац – темнота! И он в непонятках! А!! Что такое?!

Ленка заулыбалась, приостановилась, поправила тонюсенькую купальную лямочку на бюсте, снова взяла меня за руку и перед тем как шагать по песку дальше, выдала:

- А нету никаких аквариумных мозгов…

- Как нет?! Ты же сама говорила!

- Вау! Мы уже на ты? Отлично! Ладно, я не против… Ты забыл, что мозги-то – тоже всего лишь комплекс импульсов, излучений и полей. Только и отличий, что все эти излучения существуют на базе вещественного носителя, который поддерживается снаружи. Вернее, «существовали».

- А что с ними стало? Неужели ваши долбаные роботы додумались до того, чтобы утилизировать и сам людской, человеческий мозг?

- В общем, да. Был сделан ещё один шаг и вещественный носитель был заменён на его полный энергетический аналог. Индивидуумы стали чистой энергией! Свободной, ничем не сдерживаемой мыслью! Мы открыты для общения!

Вообще, она не просто хороша. Плечи, волосы... Она прекрасна.

- Лен! Лена!!

- Что? Чего ты остановился? Идём, искупаемся! – Ленка поднялась на носочки, вытянула руку и потрепала меня по волосам, - А хочешь… Хочешь, - давай полетаем! А?

- Постой… Лен, знаешь, что…

- Ну?

- Я подумал…

- Ну, не тяни. Скажи!

- А вокруг нас рухнувшая сеть, и мы в этой области замкнутого на само себя электромагнитного поля?

- Именно. Мы в этой лакуне. И, поскольку этот кусок поля был всё-таки изначально порождён сервером, его характеристики позволяют нашим мыслематрицам стыковаться.

- А когда сервер снова запустят в работу, - ты исчезнешь?

Ленка остановилась, отпустила мою руку и у кромки воды опустилась на мокроватый песок.

- Ленка! Ты исчезнешь?

- Сядь… - она помолчала, - Знаешь, мы уже полчаса как подключены. Все каналы… Ты легко можешь проснуться, если захочешь. Я, понимаешь … Они все видят, что я в сети, но я не хотела бы наш коннект разрывать вот так просто, и поэтому на внешние вызовы не отвечаю. Ты очень интересный, хоть и древний…

- Если я проснусь, мы что, никогда больше не увидимся?

- Скорее всего, - никогда. Это очень большая редкость, когда физтело генерирует подходящий для коннекта спектр… А сетевые стандарты, хоть и делались когда-то под людей, сейчас всё же сильно отличаются. Плюс время… Мы по времени очень уж далеко. Сеть велика в пространство-времени, но такие стыковки большая случайность. Не частая.

-Знаешь, ты мне очень нравишься… Наверное, я даже люблю тебя.

Ленка улыбнулась, взглянула на меня, набрала в горсточку мокрого морского песка, ляпнула песочный пирожок мне на спину.

- Ну-ну… Я-то знаю, кто тебе нравится, не забывай об этом! Не так давно в твоём представлении я была всего лишь плавающими в аквариуме мозгами! Забыл?

- Перестань…

- Это ты перестань. И обещай мне одну вещь.

- Погоди… Что, ты уже уходишь? Подожди.

- Я сейчас поцелую тебя на прощание, и ты проснёшься. Коннект разорвётся. Но обещай мне всё таки…

- Что?

- Ты обязательно подойдёшь к ней и всё ей скажешь! Обещай.

- Да она и слушать меня не будет! Знаешь, какая она красивая?! У неё наверное…

- Обещай! Иди сюда… Обещаешь?

- Постой!

Ах, какие у неё губы… Маленькие, сладкие, чуть влажные. И руки, руки…

….

Что это? Прохладно и простынь сбилась… Нет, хватит, подойду… Надо что-то решать с нею, иначе такая муть будет сниться всё время... Всё! Сегодня!

Василий Вереск

Картина дня

наверх