Свежие комментарии

  • Александр Кардашов
    Молодец!!!Честь и хвала ей за бескорыстную помощь!Обстоятельства — ...
  • Нина Бондаренко
    Жизнь она такая: покруче сказки бывает...ХРАНИТЕЛЬ
  • А Кудасов
    Такое может быть в виде исключения.Самые строгие и т...

И БЫЛИ,И ЖИЛИ

И БЫЛИ,И ЖИЛИ

И были. В замуж поздно вышла – двадцать один год. Друга ждала с армии. Нашлись языки злые – шепотками да письмами поспособствовали, написал он ей как-то: «Прощай». А она ждала, это и Степан подтверждал. Тот-то как раз с армии вернулся. Семь лет отслужил, две медали на гимнастёрке, а годов всего двадцать пять.

Сошлись. Ничего не было. Бельё постирает – так сидит муж у печки в одних кальсонах, ждёт, когда одёжа высохнет. В людях жили, всем помогала. Где по хозяйству, где с детьми понянькается. После и свой народился.

Добра наживали. Обзавелись и хозяйством, полдома купили, имуществом обросли. Степан на шахте за тысячу получал. А она дом поднимала.
- Стёпа, видишь ведь, полено валяется, поднял бы…
- Так я почём знаю, может так надо, не мною положено, - отвечал, папироску закуривая.
- Моё тама, - за ограду показывал, - твоё тута. Пошли пелемяни крутить, братка кабанчика закололи.

Голодными не ходили. Проспала вот однажды. Солнце розовыми лучами в окна, по полу скользнуло, отразилось в никелированном шарике на спинке кровати – разбудило. А может не солнце, а корова Зорька, жаждущая утренней дойки, оттого и мычащая. А может – выспалась.

Глаза открыла и поняла – проспала. Муж рядом похрапывает, на работу опаздывает.


- Степан, вставай, проспала, - и в дверь сама, к Зорьке.
- Потерпи, родимая, сейчас я.

Прибрала себя, потом к корове. За соски дëргает, приговаривает, себя ругает. За стенкой Борька-поросëнок еду требует, то хрюкает, то кричит жалобно – жалко.
С молоком в дом. Степан за столом сидит, брюки да майку надел, не торопится.
- Что же ты на работу не идëшь?
- Голодный? Не пойду.
- Так прогул поставят.
- Хоть и прогул, а мужикам я как в глаза смотреть буду? Ись давай.

Поставила гречку в кастрюльку, молоком развела, в кружку парного плеснула.
- Ешь.
- Ложку-то подай.
Сама отруби запарила, чугунок со вчерашней картошкой из печи достала, на участок сбегала, пару огурцов сняла. В дом, огурцы с картошкой – мужу в узелок, к обеду. Отруби – кабану в хлев.

- Ну пошëл я чë ли? – стоит, брюки в сапоги заправлены, рубаха чистая, пиджак с наградными планками, из-под кепки чуб выбивается, в руке узелок.
- Иди со Христом, успеешь, опоздание поставят.

Села в доме за стол, голову на руки уронила. Беда проспать-то, но управилась. Жизнь неумолимо налаживается, впору бы пореветь – некогда, курей выпустить, да сына в ясли собрать. А там уж и самой на работу можно.

Гладко, да не гладко. Стукнула калитка, запричитала тётка Ульяна - соседка:
- Беда, обвал на шахте-то.
- Как? – выбежала во двор, сердце охолонуло, тёмно в глазах, померк белый день.
- Крепи-то старые, не выдержали, - видит, совсем худо, опомнилась. – Да живой, живой, в город в больницу отвезли.

Водой отпоили, засобиралась.
- Да куда ж ты, стемнеет скоро, да и выходной нынче, - успокаивала тётка Ульяна.
- Пойду, за ребёнком присмотри.
Пошла. Путь неблизкий – десять вёрст. Пальтишко старое, насквозь ноябрьским ветром продуваемое, шаль только спасает. Реку по мосту и в город. А там светло – фонари от снега свет отражают. Добралась до больницы, а ей:
- Закрыто уже, которо припёрлась?
- Муж у меня тут, с шахты.
- Проходь, - смилостивился фельдшер.

Чай на̀лил, разболтался что-то:
- Ногу-то ему крепко повредило, отнимут наверное.
- Ох, - вновь помутнело в глазах, осела на лавочку.
- Да погоди, девка, - ваткой с нашатырём помахивает, - погоди. Послали уже за Иваном Фёдоровичем, разберётся.

К полуночи пришёл Иван Фёдорович. Мужчина представительный, седой, орден на пиджаке, да колодок внушительный ряд:
- С охоты сдёрнули, черти, - увидел её, что-то понял, - пойду к больному, осмотрю и вернусь.
Долго не было, она уж вся извелась, пришёл:
- Ампутировать нужно ногу.
- Да нельзя ему, как без ноги будет? – взвилась, вскочила. – Мужик-то молодой, с войны целым вернулся, нельзя… Дети у нас.
- Беременная? – проницательно глянул.
- Да, в тягости.
- Что же, - протянул хирург, - чуда я тебе обещать не могу, но на фронте разное было. Организм молодой, поборемся.
- Иван Фёдорович, миленький, - в ноги бросилась, - Христом Богом молю.
- Ну что ты. Вставай, что смогу – сделаю.

Выходили. Хирургу опыта не занимать, а она? Каждый день в больницу бегала, ни одного не пропустила. Бульон куриный, а когда и из кролика. Выписывали, благодарила Ивана Фёдоровича, а тот Степану серьёзно в глаза посмотрел:
- Её заслуга, сержант. Только её.

Поизносились. С хлопотами такими всё хозяйство на ней, Степан хромал потихоньку, помогал. Пимы дратвой латал, упряжь чинил. Да много ли сделает?
А ребятёнку пальто надо справить. Она уж и матерьял присмотрела, и со швеёй столковалась – деньги нужны.

Пошла к председателю:
- Выпиши мне наряд какой.
- Что я тебе выпишу? – посмотрел сквозь очки, - Дров для конторы наколоть нужно. Кубометр – червонец. Да куда тебе с брюхом?
- А ты выписывай, а там поглядим, не сумлевайся, у меня дитё раздетым ходит.
- Да я правов таких не имею.
- Так глаза-то прикрой.

Покачал председатель головой, оформил бумагу. И машина пришла с пилёнкой – семь кубометров. Там секрет-то простой. Бери колун и бей. Сразу не получилось, бей ещё раз, да по тому же месту. Нехитрая в общем-то работёнка. Вот только не на седьмом месяце. Пристала.
- Умаялась? – сосед стоит, колун из рук тянет, - меня Ульяна послала, подмогну чутка.
Тюк, по бревну, разлетелось на поленья, тюк, да тюк.
- Ну всё, отдохнула, - колун отобрала – сама…
Колет. А тут брательник Степана.
- В магазин иду, давай, подсоблю немного, - раз ударил, другой. Тюк да тюк.
Долго работать не дала, снова сама.
- Тётка, давай подмогну – племянник Генка, которому вместо няньки была. Крякнул, ударил. Ещё раз.
- Ну всё, всё, умаялся, - забрала у подростка инструмент. Глядь, а дрова расколоты.
Ребятишки с улицы поленицу складывают. Так всем миром и управились.

И жили. Степан из забоя на вагонетки перешёл. А она? Детей поднимала, хозяйством занималась. Работала – как без того. Чтоб сёдня было и завтра было. Как ты к людям – так и они к тебе, а мир не без добрых людей.

Автор:  Максим Подкин
https:/vk.compolitruk8?w=wall181926669_4162all

Картина дня

наверх