На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Ольга Гулагина (Шавкунова)
    Не нужны!!Я считаю, что теп...
  • ольга
    Это мужчинам на западе свобода. Нужно помогать с внуками,родители, начинают болеть, через какое-то время и сам уже по...Потрясающая цитат...
  • Лариса Воронина
    Все абсолютно правильно....Огромное спасибо!Потрясающая цитат...

Законы пишут победители

Часть 1.
      Сегодня у Виктора день рождения. Юбилей. Ему исполняется двадцать пять лет. Обычный будний день. Надо собираться на работу. Отмечать «днюху» он не будет. Странно, но сегодня, почему-то, Виктору с особенной силой лезли на ум воспоминания о прошлой жизни. И он не гнал их прочь. Ему с какой-то болезненной обидой даже хотелось, хоть раз, полностью «прокрутить» грустную ленту жизни.

 
     Как всякий ребенок из неблагополучной семьи, Виктор мечтал о будущем счастье, которое он сам построит. Его родители были большими друзьями «зеленого змия». Почти каждый день, возвращаясь с работы, они весело садились за стол. Ставили на середину бутылку, рядом – закуску. И Вите никогда не верилось, что через час эти два человека будут обзывать друг друга самыми страшными словами, а затем отец будет избивать до полусмерти орущую мать. А утром хмурые мать с отцом уходили на работу.      
     Виктор видел, как о других ребятах из класса заботятся родители. А он сам себе и стирал одежду, и гладил, сам учил уроки. А родителям не было никакого дела, как живет их сын. Виктор всегда был одинок. Не с кем было поговорить. Поэтому привык много думать. И это обстоятельство сделало его наблюдательным. Он с детства привык к мысли, что все блага жизни существуют для всех, кроме него. И с детства он усвоил мысль, что бедных все ненавидят. Может, только верующие, подают нищим деньги. Подают, думая не об этих бедолагах, а о том, что вот сейчас Всевышний видит, как они подают деньги, и записывает в свою записную книжку это их "подвиг". А остальные считают, что, если ты бедный, то так тебе и надо. 
      В жизни так получается, что никому не нужные люди рожают никому не нужных детей. Родители Вити были никому не интересны, как выброшенный вчера мусор. Так же никому не был интересен и Витя. Так-то оно так, но ведь все живое хочет жить. Хотел жить и он. В школе учился с трудом. Очень тяжело вникал в тонкости наук. Зато, если уж усвоил что-то, то всё! Не вырубишь никаким топором. Но учителям это было тоже не интересно. Мальчика почти не вызывали к доске. Ставили дежурные "тройки", и дело с концом. 
Часть 2. 
    В одном доме с Витей жила девочка Эля. Отца у нее не было. Только мать. Эля тоже была одинока. Но её одиночество было совсем другого сорта. Эля обожала свою мать, и считала её самой красивой женщиной на свете. Мать была художницей. Всегда красиво одета, красиво причесана.Царственная походка, надменный взор заставляли окружающих провожать её взглядом. Никогда она ни с кем не здоровалась. Все знали, что у нее были любовники. Но сплетни не липли к ней. Она жила, словно говоря :" Я презираю всех. Поэтому никто не презирает меня". 
   Мать звали Камилла. Она часто говорила с дочерью. Отвечала на все вопросы девочки. Посвящала во все тайны жизни, считая, что дочь должна разбираться в людях, в жизненных ситуациях. Должна развивать интуицию, чтобы вовремя почувствовать запах и опасности, и удачи, и успеха, и денег. Учила дочь рисовать, так как считала, что это занятие позволит девочке выразить себя, реализовать свои таланты и способности: - Весь мир принадлежит тебе. И никто в мире тебе не конкурент. Одиночество - это не горе. Это- благо. 
     Камилла встречалась с музыкантом Артуром.Артур был моложе неё на пять лет. Красивый, с длинными волнистыми волосами, он завладел вниманием царственной Камиллы. Эля спрашивала, почему они не поженятся. На это Камилла только усмехалась:
   - Мужчины ненавидят женщин, которые их контролируют. Они, как зеницу ока, берегут свою свободу и независимость. Да и зачем мне он? Я привыкла окружать себя красивыми вещами. И пользоваться ими. И выбрасывать, когда они мне надоедят. Артура я воспринимаю, как красивую вещь, не более.
     - А я прочитала в Библии: " Да прилепится жена к мужу своему..." Надо создавать семью. И все священника это говорят. 
 - Святоши - вот настоящее зло. Они отучают думать своим умом. Заставляют всех думать одинаково. 
 - Но ведь то, что ты сейчас говоришь, мама, это грех. 
  -Значит ты теперь считаешь, что размышлять, думать по-своему, это грех? Тогда каждый художник - грешник?
   - Я не знаю...Но ведь и ты учишь меня верить только тебе. У тебя твоя собственная "религия"!
 - Ты не вали всё в одну кучу. Ты для меня единственный человек, которому никогда, ни при каких обстоятельствах не пожелаю зла. Я учу тебя разбираться в людях. Разбираться в жизни. Хочу, чтобы ты из любой ситуации выходила с наименьшими потерями. 
     Однако такое, на первый взгляд, высокое стремление Камиллы воспитать из дочери оригинальную личность, постепенно приводило к совершенно другому результату. Эля становилась рабыней матери. Мать преподносила такие мысли, которые не состоянии была переварить некрепкая психика девочки. Мать была эгоисткой. Она неуклонно и неутомимо лепила из дочери себя. Свою точную копию... 
Часть 3. 
Однажды вечером Камилла предупредила Элю, что идет в ресторан и вернется только утром. Эля вышла во двор и села на лавку. У соседнего подъезда она увидела Витю. Подошла к нему: 
- Гуляешь? 
- Да. - Часто здесь сидишь? 
- Почти каждый день. 
     Они говорили о школе, об одноклассниках. Вите не верилось, что Эля могла подойти к нему… Она предложила гулять вместе по вечерам. Просто выходить во двор. Парень, конечно, согласился. Так продолжалось почти два месяца. От Камиллы не укрылось то, что дочь каждый вечер выходит на улицу. Когда в очередной раз Эля собралась уйти, мать спросила: 
- Куда это ты ходишь каждый вечер?
 - Мы гуляем с Витей. 
- Вот как? И тебя не шокирует, что он сын алкоголиков? 
- Но он же не алкоголик! Он нормальный парень. - Это дурной тон. И я запрещаю тебе общаться с ним.
 - Почему?
 - Я могла бы тебе сказать много чего. Но это тебя ни в чем не убедит. Поэтому скажу только одно: не для того я растила тебя, чтобы однажды увидеть в обществе ублюдка. 
- Не говори так, мама. Никакой он не ублюдок. И не его вина, что родители алкоголики.
 - Конечно, не его. Но тебе-то это зачем?
 - Да он просто мой друг! 
- Зачем тебе друзья? Без друзей жить легче. Не привязывайся душой ни к кому, - бесстрастно говорила мать.
 - Но Витя очень хороший. Мне с ним интересно.
 - Боже! – засмеялась мать. - Ты становишься провинциалкой?
 - Но почему? Что тут плохого, если мне интересно с человеком? 
-От друзей одно только зло. А зло изменчиво. Стоит только распознать его, как он тут же меняет своё очертание...
 - Твои слова пугают меня. Я не могу тебя понять! 
- Понять трудно, согласна. Но всё же я попытаюсь объяснить. Вот тебе кажется, подчеркиваю, кажется, что ты уже очень хорошо знаешь этого Виктора. Но ты знаешь его только по прогулкам при луне. И ты не представляешь. каков он будет, когда, например, ему понравится другая девушка .Он бросит тебя. Будет избегать. Или, ещё хуже, наговорит тебе гадостей. И ты, которая так хорошо его знала, восхищалась им, начнешь называть его негодяем и подлецом. И так будет всегда, когда ты будешь вплотную приближаться к злу. Так не лучше ли, если ты будешь избегать зла? По крайней мере, у тебя не будет разочарования. Даже подлость легче перенести, чем разочарование. После подлости, хотя бы, рождается чувство мести. А после разочарования не остается ничего... Пустота... 
- Мамочка! Твои слова - тяжелые слова, страшные... Не говори их...
 - Я должна их сказать. Иначе ты потом всю жизнь будешь наступать на одни и те же грабли.
 - Но разве не бывает преданных и верных друзей? Таких, которые пойдут за тебя в огонь и в воду? 
– Боже! - засмеялась мать. -Ты веришь в эту чепуху? Лучший друг пойдет за тебя не только в огонь и в воду. Он пойдет за тебя на Голгофу. Но это будет лишь до тех пор, пока ему комфортно рядом с тобой. А исчезнет этот комфорт, и ты увидишь истинное лицо своего друга. Да он и глазом не моргнет – отшвырнет тебя, как путающуюся под ногами кошку. 
- Но ведь ты встречаешься со своим бой-френдом Артурчиком? И считаешь его своим единственным другом! 
- Ты не путай Божий дар с яичницей! Артур - человек искусства. И я лишь допускаю его до себя, пока МНЕ это не наскучило. Вот и всё, не более...
 - Мама, а ты страшный человек... 
- Может быть. Но уж лучше быть страшным человеком, чем легкодоступной дешевкой. И цена такому человеку - копейка.
 Эля заплакала:
 - Ты не можешь запретить мне встречаться с Витей! 
- Ну почему же? Ведь и ты мне не можешь ничего запретить. 
Слова матери пугали Элю. Она очень любила мать. Но то, что мать говорила, казалось ей неправдой. Не верилось, что это может говорить она, её мама. В душе у Эли поселилось сомнение. А есть, на самом деле, настоящие друзья? Любовь? Дружба? Неужели всё это - химера? Дым? Но почему же её так тянет каждый вечер во двор? Почему так хочется увидеть Витю? 

Часть 4. 
Несколько вечеров Витя напрасно ждал Элю. Она не выходила. Парень с грустью понимал, что сейчас от него ничего не зависит. Сказать, что он очень расстроился, нельзя. Вернее, конечно же, расстроился. Привыкший получать от жизни одни затрещины, он лишь грустно опустил голову. И все же продолжал ждать девушку каждый вечер, сидя на лавке около подъезда. Но сегодня он, наконец, услышал в темноте цоканье каблучков:
 - Элечка, я здесь! 
- Это не Элечка. Добрый вечер, молодой человек. Я - мама Эли. Нам нужно поговорить. Так вот. Я запретила Эле встречаться с вами. Не хочу сказать о вас ничего плохого, но ваше с Элей общение невозможно. Вы должны понять, что Эля - девушка совсем другого круга. Она девушка из другого мира. Её окружают люди, духовно богатые, принадлежащие к элитарной культуре. А вы, простите? В каком окружении находитесь вы? И что вы можете дать моей девочке? Неужели вы этого не понимаете?
 - Почему, я всё понимаю. 
- Хорошо. Надеюсь, вы не станете искать встреч с Элей? С ней я уже поговорила. Она забыла вас. Прощайте. 
     А Эля плакала каждый день. Она вспоминала их с Витей встречи. Старалась припомнить все до мелочей. Вспоминала она маленькие букетики из наивных цветов космеи, календулы, которые паренёк приносил на каждое свидание. Помнится, мать  ехидно хмыкала, когда видела их в вазочке. Она со своим высокомерием не могла даже представить, что Эля не променяла бы ни один из этих милых букетиков на огромные букеты роз, которые матери дарил Артур. Вспоминала Эля цветы и их с Витей разговоры. И так было всё это мило, так дорого. И так было всего этого жаль... 
Часть 5.
 Однажды, ночью неожиданно из ресторана вернулась Камилла. Эля проснулась и, не понимая в чем дело, удивленно смотрела на мать. Та была спокойна, но немного бледна. Стояла у окна, курила тонкую сигарету: 
- Эля, выслушай меня. Сейчас придет милиция, и меня уведут.
 - Какая милиция? Зачем? Что случилось? - Эля вскочила и села на край кровати.
 - Я зарезала Артура... 
- Что?! Как это зарезала?
 - Очень просто... Ножом... 
- Мамочка!!! Что ты говоришь?!! 
- Он весь вечер танцевал с одной шлюшкой. Потом сказал, чтобы я оставила его в покое. Взял ее под руку, и они ушли. Ну а я схватила нож и пошла следом. Догнав их, я окликнула Артура. Он оглянулся, и я воткнула нож ему в живот. Такое я не прощаю. Никто меня не смеет бросить. Я сама бросаю, кого захочу и когда захочу. 
Элю била крупная дрожь. Её трясло, как в лихорадке. Она не могла говорить. А мать спокойно продолжала: 
- Вот сберкнижка на предъявителя. На ней приличная сумма. 
- Мамочка, о чем ты?! Какие деньги?! А как же я? 
- Тебя отправят в интернат. Но ненадолго. Через полгода ты станешь совершеннолетней. Но, пока ты будешь там, ни с кем близко не сходись. Всегда помни мои слова: одиночество - это состояние души. И ничто его не заменит. Пройдет время, и ты поймешь, что я была права. 
Эля плакала. Она не понимали, как мать, даже сейчас, когда случилось такое, может думать о чем-то другом:
 - Мама! Перестань, прошу тебя! Как ты можешь! Наша жизнь рухнула, а ты об одиночестве, о деньгах!
 Через некоторое время раздался звонок в дверь... 
Часть 6. 
     Камилле дали семь лет. Элю определили в интернат. Виктор, после окончания училища, устроился работать куда-то на стройку и жил в общежитии. Он не знал, что произошло в семье Эли. И не знал, где она. А девушка через год поступила в художественную академию. Она все чаще думала о том, как бы встретиться с Виктором. И хотела, и боялась. Боялась нарушить запрет матери. Эле казалось, что мать всё видит. Даже через расстояние. Казалось, что она, всё равно, всё узнает. Как-то Эля прочитала повесть Куприна «Река жизни». В ней один студент пишет письмо своим товарищам, которых он предал. Пишет о том, что не боится смерти, но боится людей. И больше всех он в своей жизни всегда боится свою мать. В детстве мать, чтобы наказать его за проступок, привязывала его ниткой за ножку кровати. И он, мальчик, боялся шевельнуться, чтобы не порвать эту нить. Этот эпизод из книги, почему-то, очень запомнился Эле. Она поняла чувства этого студента. Потому что всегда боялась нарушить запрет матери, хотя и очень любила её. 
Часть 7. 
Свидание дали на двое суток. Эля привезла всё, что было разрешено. Она ожидала увидеть мать грустную, с потухшим взглядом. Но всё было иначе. Странно было видеть мать без макияжа, в косынке. Но походка, горделивая осанка были прежними.
 - Мамочка, здравствуй. Как ты тут? Тебе тяжело? 
- Успокойся. Мне тюрьма по вкусу. Здесь нет лицемерия. Здесь нет друзей. Только враги. Но я всегда знала, что лучше враг, бьющий в лицо, чем друг, бьющий в спину. Так что, не беспокойся обо мне. Но расскажи, как ты? 
- Всё нормально. 
- Надеюсь, ты не встречаешься с Виктором? – мать пристально смотрела на Элю. 
-Я даже не знаю, где он. Камилла слегка улыбнулась:
 - Это самое лучшее, что я могла услышать. 
Эля сидела задумавшись. Так, молча, она сидела довольно долго. Потом медленно, как бы размышляя, начала говорить:
 - Мама, я всё время вспоминаю твои слова. Помнишь, ты сказала, что зло изменчиво, и его очень трудно распознать?
 - Конечно. Я всегда помню, что говорю. Да, зло изменчиво. Могу сказать больше: зло – тот же грех. Грех – это вирус. Он заразен, как триппер. Греха, как и зла, надо избегать. 
- Но, если зло так изменчиво, и, если следовать твоему совету, то ведь тогда очень легко спутать зло с добром. Вот, например, думаешь, что перед тобой видоизмененное зло, а на самом деле, это добро.
 - Да, ты все правильно поняла. Поэтому я и советую тебе всегда стремиться к одиночеству. Это лучший способ не столкнуться со злом. 
- Мама, мне очень трудно разобраться в смысле твоих слов. 
- Ты еще очень молода. Станешь старше - все поймешь. 
     Когда свидание закончилось, Эля поехала домой. В электричке она снова и снова "прокручивала" в памяти разговор с матерью: "Как же разобраться во всем этом?" Девушку изнуряли такие лекции матери. Она совсем запутывалась в тонкостях материнских учений. Она были для Эли тяжелы, и вводили в депрессию. Ей хотелось освободиться от паутины непонятных слов. Хотелось простоты и ясности. И очень хотелось узнать, где Виктор, и что с ним. 
     Вернувшись домой, она ещё долго думала над словами матери. И первый раз в жизни усомнилась в их истинности: «Вот мама постоянно говорит мне о грехе, о зле. А сама предпочитала свободные отношения с мужчинами. Убила человека. И неважно, хороший он был, или плохой. Она отняла жизнь, которую не давала. И при этом она не считает себя грешницей. У неё всегда есть «благородное» оправдание всем её поступкам. Но меня она держит, как рыбу на кукане. И с него не сорвёшься». 
     Вдруг на Элю нашло какое-то странное состояние. Такое бывает у исследователя, когда он чувствует, что находится на пороге открытия: " Да она же врёт! Она всё врёт! Она обманывает меня всю жизнь! Эгоистка! Хочет, чтобы я принадлежала только ей! Чтобы была похожа на нее, как дубликат ключа! Лишив меня собственных мыслей, она добилась того, что я уже и шагу не могу ступить без её позволения. И у нас с ней получилась какая-то уродливая гармония. Как у садиста с мазохистом..." 
У Эли, как будто, мозги на место встали: "Всё! Хватит! Я могу сама решать, что делать и как жить". На душе сразу стало легко и ясно. 
Часть 8.
 Виктор устроился на стройку каменщиком. Благодаря своей флегматичной натуре - медленно и основательно всё усваивать - он освоил эту профессию досконально. До тонкости. Мастер, Иван Иваныч, каждый год приходил в негодование от того, каких бестолковых выпускников присылают к ним на стройку. Его бесило, что выпускники училища ничего не умели. Часто он кричал, видя их бестолковую работу:
 - Вот никак не пойму, вас сразу из дурдома присылают, или вы только у нас превращаетесь в идиотов? Но он заметил и работу Виктора. Сказала прорабу, чтобы тот тоже обратил внимание на работу скромного и старательного парня. Прораб приказал давать Виктору наряды на самые сложные и ответственные объекты. И оставался очень доволен выполненной работой. Через какое-то время Иван Иваныч подошел к Виктору:
 -Вить, а ты не думал учиться дальше? 
- Да как-то не приходило в голову. 
- А ты вот подумай. 
- Да кто меня возьмет? - засмеялся Виктор. - Да и учился-то я не бог весть, как.
 - А мы дадим тебе направление в институт. Дадим тебе рекомендацию. И будем платить тебе стипендию. Это на тот случай, что бы ты не сбежал от нас, - улыбнулся мастер. 
- Вы же не знаете, из какой я семьи. 
- Да хоть из какой. Какая разница. Запомни. парень: главное - зацепиться. Зацепись, а там уж само собой всё пойдет. Будет цепляться одно за другое. 
      Виктор поступил в институт на инженера-строителя. Нельзя сказать, что ему было легко. Стипендии хватало лишь на то, чтобы не умереть с голоду. Но, решив еще в ранней юности выбраться из того унизительного существования, на которое он был обречен в родительском доме, парень все вытерпел. Успешно защитил диплом. Начал работать. А тут, как раз, началась перестройка. 
     Как грибы после дождя начали появляться кооперативы. Появились «новые русские». Начали строиться первые коттеджи. Как известно, реклама – двигатель торговли. Слава об отличной бригаде строителей быстро распространилась по всей области. И у Виктора всегда было много заказов на строительство. Начал он вставать на ноги. Не верилось, что ещё совсем недавно он не имел денег даже на булочку. Теперь он с каким-то даже ужасом смотрел на огромные суммы денег, и которые он заработал которые не знал, на что потратить . Ну, может, не такие уж и огромные, но для парня, всю жизнь жившего, практически, в нищете, эти деньги казались несметным богатством. И Виктор понял, что настал его звёздный час. Настало время, когда он может осуществить свою мечту - начать строить свой собственный дом. 
Часть 9.
 А Эля с нетерпением ждала очередного свидания с матерью. Когда они встретились, Камилла сразу заметила перемену в дочери. Эля была неразговорчивой, молчаливой. Она уже приготовила речь. Мать с тревогой, изучающее, всматривалась в лицо дочери:
 - Ты изменилась. Что-то произошло?
 - Произошло… Я очень ждала этого свидания. Ждала, чтобы задать тебе один вопрос. Скажи, для чего ты обманывала меня всю жизнь? 
- В смысле?.. Что значит, обманывала? Я всегда была честна с тобой... 
- А что ты имеешь в виду, говоря, что всегда была честна?
 - Именно это я и имею в виду. Да, я была честна с тобой.
 - Настолько честна, что искалечила мне жизнь? Отучила от людей, лишила общения? 
- Я желала тебе добра.
 - Может быть... Но ты учила меня видеть во всем одно лишь зло, один лишь грех. И добилась того, что я стала бояться людей. В каждом человеке мне мерещится предатель, или подлец. Неужели нет хороших людей?
 - Ну, конечно же, есть. Например, я.
 - Ты - убийца и греховодница - хороший человек?
 - Но ты просто не знаешь, какая я настоящая!
 - А какая ты настоящая, я и знать не хочу! Боюсь увидеть змею, или скорпиона. 
- А ты стала злой!
 - Учителя хорошие были. Ну вот и поговорили. Ладно, не будем об этом. А то поругаемся. 
- Хорошо. Расскажи, как ты живёшь?
 - Преподаю в художественной школе. Веду затворнический образ жизни. Камилла, слушая дочь, улыбалась
 - Мама, скажи, чему ты улыбаешься? Ну просто объясни, что такого смешного я говорю? У меня внутри пожар! У меня сердце горит! А ты улыбаешься? 
У Эли на глазах выступили слёзы. 
- Элеонора, чего ты от меня хочешь? Я просто довольна, что ты хорошо живёшь. Вот и всё. 
– Хорошо живу? Я хорошо живу?!! - Эля задохнулась от негодования. - Да что ты можешь знать? Да что ты можешь понимать про мою жизнь? 
Эля плакала от бессилия. От понимания бесполезности своих слов. Мать, стоя у окна, молча курила. Немного успокоившись, Эля снова заговорила:
 - Мама, послушай. Вот мы с тобой жили вдвоем. В хорошей квартире. В чистоте, красоте и уюте. Мне нравился мальчик. Он жил в семье алкоголиков. В грязи, убожестве и скандалах. А я завидовала ему. И знаешь, почему? Он был свободен. Никто не выламывал ему душу. Но ты отстранила его от меня. Ты сделала всё, чтобы он больше никогда не появлялся в моей жизни!
 - Так тебе что, его надо? Боже! Но почему?
 - Почему? А это лучшее, что было у меня в жизни! 
- Ты жила всё это время одна. Я тебе не мешала. Не мешала путаться с простолюдинами. Путаться со всякой швалью.. 
- Мешала! Я была всего лишь ребенком. Маленькой послушной девочкой. Я же доверяла тебе! Уважала тебя! Боялась нарушить твои запреты! Но ты обманула меня! Проповедовала мне не истинные ценности жизни! И вот теперь я одна. Боюсь людей. А, может, это люди боятся меня, не знаю.
 - Люди боятся тебя? Так это же прекрасно! И пусть боятся! 
- Мама, прошу, вслушайся, хоть раз в жизни в то, что я тебе скажу. Вот я смотрю на тебя. Ты очень красива. Да, даже здесь, в тюрьме, ничто не может затмить твою красоту. Смотришь на тебя и понимаешь, что тебя рукой не достать. Но твоя красота никому не нужна. Твоя красота страшна, как страшен цветок белладонны. 
- А ты дала мне превосходную характеристику, - засмеялась мать. 
- Погоди, не перебивай... Твоя красота - это всё вторично. Главное - в тебе нет души. Мамочка! Родная, единственная! Умоляю! Измени свой характер! Ты же не человек. Ты - гнёт!
 - Ну-ну, говори дальше.
 - Вот ты считаешь Виктора простолюдином, плебеем. А знаешь ли ты, что я от этого простолюдина никогда не видела никакой пошлости. А видела только уважение. А может даже и любовь. В нём столько души! Столько чистоты! Тебе столько и не снилось!
 - Ну, это я уже поняла. дальше что? Чего ты от меня-то требуешь?
 - Отпусти меня. Просто возьми - и отпусти! Не злись. Не проклинай. Не страдай. Отпусти... Я очень люблю тебя. Просто я хочу жить и знать, что ты спокойна. Что у меня есть ты - милая, красивая, любимая мамочка. А, если ты меня не отпустишь, я буду очень несчастна. Тебе что, легче будет? 
- Делай, что хочешь. Я тебя отпускаю... - медленно и задумчиво произнесла Камилла. 
Часть 10.
 Виктор сидел и вспоминал свою жизнь. Кошмарное детство. Нищая юность. Сейчас он материально обеспечен. Сам построил себе красивый дом. Такой, какой рисовал себе в своих мечтах. Всё есть, только счастья нет. Нет у него в жизни той милой девочки из далёкого детства. Счастье для него всегда рисовалось в образе Эли. Сегодня у него день рождения. Двадцать пять лет... Неожиданно в прихожей раздался звонок. Виктор открыл дверь. На пороге стояло Счастье...
#ЛилияПадерина

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх